Литовский креатив: Мигрант «колючку» для себя смастерит сам

Литовский креатив: Мигрант «колючку» для себя смастерит сам

Нелегальных мигрантов следует привлечь к возведению ограждения стены на границе с Белоруссией. С таким предложением выступил депутат Сейма республики Пятрас Гражулис. Сообщается, что парламентарий уже зарегистрировал соответствующую поправку к закону в секретариате законодательного собрания.

Гражулис считает, что трудоустройство нелегалов облегчит нагрузку на бюджет, средства из которого идут на их содержание, и поспособствует снижению потока беженцев в страну. «Понимание того, что в Литве им придется работать, снизит мотивацию потенциальных нелегалов», — сказал он, добавив, что работать мигранты смогут хотя бы в период ожидания решения о предоставлении убежища.

Интересно, как он собирается мотивировать мигрантов к работе? Или заставить насильно? Но это уже рабство!

Даже если эта идея будет реализована, остается вопрос, а на что строить?

Ранее стало известно, что лидеры стран Евросоюза обсудили проблему нелегальной миграции и пришли к выводу, что строительство стен и заграждений не должно финансироваться из общего бюджета.

Как заявила на брифинге по итогам саммита ЕС глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, в бюджете ЕС предусмотрены статьи расходов на строительное оборудование, работу персонала и некоторые виды инфраструктуры. Однако, добавила она, в ЕС не видят смысла спонсировать возведение забора на границе Литвы и Польши с Белоруссией, и данная ответственность должна лежать на правительстве этих стран.

В Литве, напомним, 2 июля ввели режим чрезвычайной ситуации. Буквально через неделю власти анонсировали строительство стены на границе с Белоруссией. Однако уже через несколько дней строительство остановилось из-за того, что закончилась «колючка».

Одним словом, строительство этого забора может закончиться тем же, чем строительство «Стены Яценюка» на украинско-российской границе — ничем.

На этом фоне идея привлечения мигрантов к строительству — это хотя бы любопытно.

— Я очень сомневаюсь, что нелегалы захотят строить этот забор, — говорит эксперт аналитического портала Rubaltic.ru Алексей Ильяшевич.

— Не для того они рвутся в ЕС, чтобы работать (тем более в Литве). Гражулис говорит о «трудоустройстве», а это процесс добровольный. Если сами нелегалы не пожелают наниматься на работу, то власти прибалтийской республики не смогут их заставить. Мигранты — не преступники в юридическом смысле этого слова, использование их подневольного (если хотите, рабского) труда будет грубейшим нарушением прав человека, на которое Запад не сможет закрывать глаза.

«СП»: — По словам Гражулиса, трудоустройство нелегалов облегчит нагрузку на бюджет, средства из которого идут на их содержание беженцев. Сильно облегчит? Много ли они тратят?

— Насколько я помню, содержание одного беженца стоит Литве 30 евро в день. То есть 4000 нелегалов — это более 43 миллионов евро в год. Довольно серьезная сумма для маленькой прибалтийской республики. Примерно столько же она платит за обслуживание СПГ-терминала в Клайпеде.

Но я не очень понимаю логику господина Гражулиса. Судя по всему, он хочет перевести мигрантов на самообеспечение. А какая у них мотивация работать за условные 30 евро в день, если литовское государство выделяет им эти деньги просто так?

«СП»: — Заставить они их не могут никак. Но могут попытаться. Европа закроет глаза на такое?

— Возможно, я немного идеализирую Запад, но как на такое можно закрыть глаза? Принуждение людей к подневольному труду — это уже слишком. Жесткая реакция последует, прежде всего, со стороны тех стран, откуда прибыли нелегалы. И со стороны всевозможных террористических группировок, что еще страшнее. Депутат Гражулис предлагает поиграть с огнем, поэтому вряд ли его идея будет реализована.

«СП»: — При этом ЕС отказался спонсировать строительство забора. Как это понимать? Ну, на поляков у них зуб, понятно, а литовцы-то чем провинились?

Читать также:  Кара за отсутствие QR-кода: Дальше только штраф и тюрьма?

— Литовцы ни в чем не провинились, просто их миграционный кризис, во-первых, не сильно волнует остальную Европу. Во-вторых, строительство полноценной стены на литовско-белорусской границе будет стоить очень дорого. ЕС банально не видит смысла тратить на это деньги. Овчинка не стоит выделки.

«СП»: — А где Литва деньги на строительство брать будет?

— Будет урезать расходные статьи своего собственного бюджета. А что делать? Не отказываться же от «великой литовской стены» — это сродни капитуляции перед Лукашенко. Власти республики явно рассчитывали на европейское финансирование, но очень крупно просчитались.

«СП»: — Будет ли стена в итоге построена? И как долго она простоит?

— Думаю, какую-то жалкую пародию на стену все-таки построят. Но её качество будет соответствовать скромным возможностям литовского бюджета. По Сети уже гуляют фотографии отдельных участков этой «стены» — для крепкого молодого африканца или иракца она точно не станет серьезной преградой.

— Право на жизнь — фундаментальное право человека. А вот права жить в любой чужой стране, где душа пожелает, причём проникая в эту страну нелегально, — такого права ни в одной международной декларации не зафиксировано, — отмечает кандидат политических наук, исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Это похоже, скорее, на утопический коммунизм. К правам человека такой образ действия не имеет отношения.

Пока идея привлечения нелегалов к строительным работам остаётся на уровне предложения конкретного литовского депутата. Идея любопытная, но, если подходить к вопросу практически, то вопрос в том, насколько литовские власти смогут обеспечить контроль над качеством работ. Кроме того, наверное, есть смысл подумать о привлечении к исправительно-трудовым процедурам и соответствующих белорусских должностных лиц, обеспечивавших беспрепятственный проход нелегалов на ту сторону.

«СП»: — А будут ли мигранты строить? На что расчет?

— Вопрос стоит несколько шире: как в принципе решить вопрос нелегальной и нежелательной миграции в мире, который становится всё более подвижным? Или вот ещё вопрос: может ли считаться «реальным» беженцем человек, который купил в своей стране билет на самолёт, спокойно зарегистрировался на свой рейс в аэропорту, прилетел в страну, находящуюся за полмира от родины, из этой страны нелегально перешёл в другую (а оттуда собирается перейти в третью) — и при этом рассчитывает на статус беженца? Насколько вообще применимо слово «беженец» для пассажира трансконтинентального рейса, который виновен в нелегальном переходе границы, уже оказавшись в безопасной стране?

Это глобальные вопросы. А Литве приходится решать пока локальный: как справиться с тем «счастьем», которое привалило из соседней Белоруссии. Стена — один тех вариантов решения, что первыми приходят на ум.

«СП»: — Брюссель, тем временем, отказался спонсировать строительство…

— В Европейском союзе, насколько можно судить, до сих пор не выработано какой-то единой позиции по вопросу нелегальной миграции. Кто-то видит корни подобной нерешительности в идеологии мультикультурализма, кто-то — в приверженности западных демократий букве закона, когда отрицается возможность чиновнику или пограничнику «на глаз», без суда и следствия, определить, кто перед ним — реальный беженец, экономический мигрант или просто искатель приключений из Ближнего Востока.

Евросоюз — структура в гораздо большей степени бюрократическая, чем идеологическая. Это не значит, что идеология в ЕС отсутствует, это значит только то, что не существует какого-то особого распоряжения «Литве с Польшей денег ни при каких условиях не выделять, особенно на строительство стены». Сегодня не выделили, завтра выделят. Поскольку общего решения по проблеме не принято, вопрос стены повисает в воздухе.