Письма в Париж: ЮНЕСКО зря поверила волгоградским чиновникам

Письма в Париж: ЮНЕСКО зря поверила волгоградским чиновникам

Не соврешь — не вырубишь! По такому принципу проталкиваются решения по строительству скоростной автострады через природный парк «Волго-Ахтубинская пойма». Например, на Экологическом совете при Волгоградской областной Думе самым авторитетным оказалось мнение эксперта, определившего состояние пойменных деревьев… по снимкам из космоса, как уже сообщала «СП».

Затем местные чиновники активно обвиняли экоактивистов в том, что они вообще против строительства дороги. Пока те оправдывались, мол, мы за дорогу, только — в обход заповедника, в дубраву завезли новую мощную технику — и полетели дубовые щепки.

Теперь защитникам поймы, наконец, удалось выяснить, почему все это время отмалчивались в ЮНЕСКО, где Волго-Ахтубинскому заповеднику присвоили статус биосферного резервата. Оказалось, что это просто детектив в эпистолярном жанре. Об этом «СП» рассказал экоактивист, исполнительный директор юридического агентства AVIM Антон Гетманенко:

— Возмущает отсутствие реакции Волгоградского природоохранного прокурора и Волжского межрегионального природоохранного прокурора на продолжение вырубки зеленых насаждений в заповеднике Волго-Ахтубинской поймы, несмотря на внесенные ими же предостережения. В подписанных прокурорами документах было сказано о недопустимости проведения вырубок до того момента, пока не будет решен вопрос с переносом краснокнижных объектов.

Прокурор предостережение застройщику автострады объявил, застройщик, не разработав никаких мероприятий по переносу краснокнижных объектов, продолжил рубки, и, видимо, с целью ухода от ответственности, нанял стороннего субподрядчика. С целью сокрытия своих действий, теперь они применяют новую спецтехнику — шредеры, которые на месте уничтожают древесину — и стволы, и пни, чтобы невозможно было установить реальный возраст деревьев и подсчитать размер ущерба.

До этого деревья спиливали, складывали и вывозили. А надо отметить, что спиленные деревья — это собственность субъекта РФ, они представляют материальную ценность, подлежат учету и дальнейшей реализации. Вместо пополнения бюджета, происходит их уничтожение. Мы подозреваем, что происходит причинение материального ущерба Волгоградской области.

И еще одно знаковое явление — работы по вырубке в заповеднике теперь ведут по ночам, и тогда, как уже отмечал ваш портал, даже женщины встают перед бульдозерами, под ковши экскаваторов. Здесь важный момент — никто из активистов, принимавших участие в остановке работы техники по ночной вырубке, к ответственности не привлекался. Ни строители, ни администрация области, как заказчик, полицию не вызывали.

Это показывает, что после предостережения прокурора эти работы по вырубке ведутся незаконно.

Об этом неоднократно — по всем видам связи — сообщалось в природоохранную прокуратуру. Реакции — ноль. Поэтому в минувшие выходные было проведено пикетирование с целью донести до Генеральной прокураты о фактах бездействия Волгоградского природоохранного прокурора.

«СП»: — Почему промолчали в ЮНЕСКО?

— В нашем распоряжении есть копия письма, адресованного ЮНЕСКО, где администрация Волгоградской области сообщает, что работы по строительству автострады в Волго-Ахтубинской пойме начнутся только в 2022 году, и эти работы будут проходить только вдоль старой дороги. На момент придания Волго-Ахтубюинсокму заповеднику статуса биосферного резервата в ЮНЕСКО уже все знали, что проектная документация предусматривает строительство путем расширения уже существующей дороги, и параметры природного парка формировались с учетом стометровой зоны от границ этой уже существующей дороги. Было предусмотрено, что именно в этой зоне будет происходить антропогенная нагрузка, поэтому режим природного парка от этого не страдал и не менялся.

«СП»: — И в ЮНЕСКО считали, что в Волго-Ахтубинской пойме все идет по этому согласованному плану?

— Да, и отсутствие реакции ЮНЕСКО на происходящее администрация области выдавала за согласие этой международной организации на строительство по измененной трассировке. Вот мы и нашли ответ на вопрос, который нам часто задавали журналисты: если все так страшно, то почему молчит ЮНЕСКО? А оказывается, что международную организацию просто ввели в заблуждение.

«СП»: — А копия письма не вызывает сомнений? Как она попала к защитникам поймы?

— Наши коллеги, которые находятся во Франции, имеют возможность общаться с руководством штаб-квартиры ЮНЕСКО. И они добыли для нас это письмо. И тогда стало понятно, почему раньше на наши обращения в ЮНЕСКО приходили странные ответы — там обладали именно вот этой информацией, по которой в пойме все якобы идет по ранее согласованному плану — расширяется старая дорога. У них не было другой официальной информации. Поэтому они не знали, что разрабатывается иной проект.

Читать также:  Донбасс — России: «Ну, наконец-то, а то уже и надеяться перестали!»

Их также официально не поставили в известность, что принят иной проект строительства. А когда они узнали об этом от нас, от общественности, то было поздно — проект уже был принят, началось строительство. Если бы в ЮНЕСКО своевременно узнали об изменении планов строительства автострады, то обратилось бы в правительство РФ с просьбой не принимать этот проект. Но из-за того, что руководители ЮНЕСКО были введены в заблуждение вот этой бумагой, они упустили момент.

— Сообщество старовозрастных дубов в Волго-Ахтубинской пойме, подлежащих вырубке, является одним из последних форпостов, по сути дела, реликтовых урочищ пойменных дубрав естественного происхождения в долине Волги, — считает вице-президент Русского географического общества, специалист в области ландшафтной экологии и заповедного дела, академик РАН Александр Чибилёв:

— Оно уже понесло невозвратные потери в связи с изменениями гидрологического режима Волги и изменениями климата, а после массовой вырубки подобные дубравы будут утрачены навсегда, их мощь и облик невозможно восстановить искусственным путем.

Еще в мае 2021 года Степная экспедиция РГО обследовала место строительства новой скоростной дороги в Волго-Ахтубинской пойме и зафиксировала наличие в полосе отвода магистрали сотни вековых дубов. Всего же в зоне вырубки, по данным местных краеведов, около семи тысяч таких деревьев. При этом Положение о региональном природном парке «Волго-Ахтубинская пойма», которое еще действовало на тот момент, запрещало вырубку дубов на всей особо охраняемой природной территории, имеющей статус объекта международной сети биосферных заповедников ЮНЕСКО. И на информационных щитах его территория обозначена именно как биосферный заповедник. Там последние дубы, выросшие естественным, уникальным образом.

«СП»: — В чем их уникальность? Высадка новых дубовых саженцев может исправить ситуацию?

— Природу повторить невозможно. Будет жалкая копия. Нам обещают высадить новые дубы, взамен вырубленных. Но таких дубов, которые уже есть там, мы уже не вырастим, мы это не умеем. И тем более в условиях изменяющегося климата, в условиях измененного гидрологического режима в пойме Волги — это невозможно повторить. Об этом в начале октября на природозащитной конференции в Волгограде я сообщил в докладе «Уникальная ценность природного комплекса Волго-Ахтубинская пойма».

Но местная Дума проголосовала, и там начали рубить дубы. А ведь бассейн Волги уже является одной из самых пострадавших от хозяйственной деятельности человека экосистем России. Особенно печальна судьба местностей как раз пойменного типа с их уникальными дубравами, тополевниками, высокопродуктивными заливными лугами и пойменными озерами.

Выше, севернее от Волгограда таких дубов уже нет — за последние 50−60 лет их затопили, сожгли, вырубили. Ниже, южнее Волгограда — это последний островок. А еще ниже, ближе к Астрахани — они просто не вырастут, там полупустыни и пустыни.

А всем этим обещаниям высадить и вырастить новые — мы не верим. Потому что все это будут жалкие копии потерянного безвозвратно — столетних дубов, которые выросли в естественных условиях поймы Волги.

Да, другие дубы есть — и горные, и низкорослые. Но мы теряем целый тип пойменных дубрав великой Волги. Раньше эти пойменные дубы были и в Саратовской, и в Самарской, и в Нижегородской областях, но мы их уже потеряли. А про последние дубравы под Волгоградом чего только не говорят — их, якобы там нет, только поросль, жалкие остатки после бомбежек и пожаров во время войны. Но я же их лично видел. И очень понимаю местных жителей, пытающихся этому противостоять, защитить дубы, сохранить наше общее достояние, которое буквально тает на глазах.

Поэтому, если есть возможность, а она — я уверен — есть, надо менять маршрут трассы. Даже если это будет дорого стоить — все равно это будет оправдано.