Талибы* отобрали у женщин крикетные биты

Талибы* отобрали у женщин крикетные биты

После того как летом запрещенная в России террористическая организация «Талибан» захватила власть в Афганистане, местные женщины столкнулись с многочисленными запретами. Теперь афганкам, среди прочего, нельзя заниматься спортом. Новая государственная идеология не считает тренировки и соревнования жизненной необходимостью, а значит и богоугодным делом. А ведь раньше афганки любили играть в крикет, и даже достигали в этом успехов.

За двадцать лет, пока в Афганистане следили за порядком американские войска, спорт вернул популярность у афганских женщин. Проводились турниры, создавались национальные команды для участия в международных чемпионатах и Олимпиадах. И вот футболистки, баскетболистки, легкоатлетки — опять не только не могут заниматься, но просто опасаются за свою жизнь, пишет «Лента.ру».

Недавние чемпионки сжигают свою экипировку, удаляют аккаунты в социальных сетях, бегут за границу.

Старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО и отдела Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сотников считает, что талибы верны себе, придерживаются норм шариата — как они это понимают: — Возможно, будут какие-то новые запрещения, ограничения. Они выполняют то, что хотели сделать, такой у них подход. Талибы хозяйничают в стране, вводят какие-то ограничения, другого от них ожидать нельзя. Движение и не скрывало то, что они это будут делать, когда они придут к власти.

Единственное, на что можно надеяться, что режим не станет творить такое, как в середине 90-х годов, до 2001 года. Во всяком случае, они так заявляли, а дальше будет видно.

«СП»: — Женщине в традиционном исламе ни в коем случае не домашние рабыни или служанки, а хозяйки. Они занимаются воспитанием детей. Как воспитают — такими они и вырастут. Этот момент женского влияния вдолгую, как вы думаете, однажды скажется?

Но Афганистан — уже не тот, что был раньше. Даже подавляемые талибами жесткие выступления женщин будут иметь место в будущем.

«СП»: — Талибы связаны с Пакистаном. А в этой стране долгое время была лидером женщина, Беназир Бхутто.

— Ну как связаны, афганских талибов не следует полностью отожествлять с Талибаном Пакистана. Официальное пакистанское руководство пока воздерживается от признания новой власти Афганистана. Выжидают реакции мирового сообщества.

Что касается Беназир Бхутто, Пакистан конечно не Афганистан. Это демократическая страна, не смотря на военный режим, который был ранее, при президенте Мушарапе. Там женщины в последние десятилетия играли большую роль в политике и экономике. А Беназир Бхутто — ярчайший пример того, как женщина из семьи бывшего премьер-министра Пакистана Зульфикара Али Бхутто стала руководить страной. Два срока была премьер-министром. Этот образ Пакистана — никак не накладывается на то, что сейчас происходит в Афганистане. Но ранее, при правительстве Гани, до того, как талибы 15 августа пришли к власти, женщины — также были депутатами парламента Афганистана, также участвовали в большой политике, например Шукрия Баракзай. Сейчас талибы все это пытаются свернуть, вернуться к традиционным функциям женщин в исламе.

Опять-таки тут надо понимать ислам — разный. Талибы придерживаются принципов саудовского ваххабизма и индийского деабандизма, который поддерживает крайние толкования Корана и версии исламской религии. Талибы верны себе…

Кандидат исторических наук, востоковед Константин Марков считает, что понятие спорта — сугубо западное:

— Везде, где исламисты в ХХ веке приходили к власти, они крушили стадионы. Мало мусульманских стран участвуют в Олимпийских играх. Все, что не имеет под собой какой-либо цели, богоугодной подоплеки — является с точки зрения ислама «напрасной тратой времени» и «источником искушения». Во всех мусульманских странах существуют определенные виды спорта, которые находятся под запретом.

«СП»: — Не кажется ли вам, что талибы в чем-то напоминают наших российских староверов. Они тоже возникли не так уж давно в исторических масштабах, в ХIХ веке. Но набирают силу.

— Да, можно провести параллели. Этих восточных ортодоксов можно сравнить еще и с английскими пресвитерианами, бывшими в оппозиции режиму Карла I. Они колонизовали Америку в ХYII веке. У «отцов пилигримов» похожие установки с талибами.

Америка — была очень религиозная страна, особенно «фундаменталистский пояс». Там даже теория Дарвина была под запретом, который совсем недавно отменили. Там тоже ограничивалось участие женщин в общественной жизни. Во время Салемского процесса ведьм в 1692 -93 годах казнили несколько десятков человек.

Читать также:  Кто поедет на Новый год в Питер — ходите подальше от домов, иначе прибьет

«СП»: — Люди есть люди, они везде действуют похоже.

— Есть еще одна любопытная черточка, объединяющая английских пресвитериан, наших староверов и талибов — особый упор на бизнес, на торговлю. Торговля везде — богоугодное занятие. Вспомните династии русских купцов староверов. Эта идея торговли, наживания капитала — присуща и исламским ортодоксам. Почему так — нужно разбираться, но факт остается фактом. Так что талибы — будут вести торговлю, в широком смысле слова, начиная от продажи наркотического сырья и заканчивая участием в коммуникационных проектах.

А эмансипация женщин — под запретом среди фундаменталистов всех мастей. А уж среди исламских — в особенности.

«СП»: — Сейчас говорят, что талибы руководствуются не столько «шариатом», сколько «адатами» — древними доисламскими обычаями?

— А вот здесь я не согласен. Дело в том, что в Афганистане до сих пор не сложилось традиционного государства. Женщина в полукочевом обществе играла значительную роль. В ранний период распространения ислама Афганистан был периферией исламского халифата. Женщины тогда голову не закрывали. Эти обычаи появились намного позднее.

Есть еще одна интересная черточка — в пуштунском фольклоре — очень много мужеподобных женщин воительниц, владеющих мечем. Эти легенды зародились в те времена, когда ислама там не было.

Вообще исламская религия Афганистана — это очень интересная тема. Эта страна находилась на периферии с одной стороны зороастрийского, с другой стороны буддийского влияния и частично индуистских культов. Все смешивалось в одно целое.

Мы об этом очень мало знаем. Государства не было, у пуштунов долгое время не существовало письменности. Язык пушту — беден на литературу. Только талибы продвигают пушту в качестве главного языка, на протяжении тысячелетней афганской истории только один язык был письменным — литературный фарси.

Династия Дуррани, первой поднявшая Афганистан как игрока на Среднем Востоке в ХYIII веке, была персоязычной. Пуштуны являлись людьми второго сорта. И вот теперь пушту начинает вытеснять дари — афганский вариант персидского языка. Прежде общество было неразвитым, без литературной традиции, без жестких государственных институтов, но — с родоплеменной демократией и достаточной эмансипацией женщин.

«СП»: — Говорят, что есть виды спорта, которые поощряются Кораном: бег, конный и верблюжий спорт, плавание, стрельба из лука?

— Есть. А есть те, что не поощряются. Например, фигурное катание. Так же не поощряется борьба. Хотя и в Турции и в Персии и в Афганистане издавна были очень популярны мастера боевых искусств, пахлаваны — знаменитые борцы, которые выступали за деньги на рынках. Они могли сразиться с любым желающим. В Иране в свое время это попало под запрет. И вот только сейчас традиция постепенно возвращается.

Борьба, по мнению богословов, вызывает нездоровый азарт — ненависть к единоверцу. В светском Египте во времена египетского социализма Насера так же обсуждался вопрос об участии египтян, и в частности женщин, в спортивных соревнованиях. Тогда вопрос был решен положительно. Однако с 80-х годов и там возобладал консерватизм. Египтяне лишились этой возможности, хотя из всех мусульманских стран — эта самая модернизированная, продвинутая, не считая Туниса.

«СП»: — Может быть, и в Афганистане традиции, в том числе спортивные — прорастут сквозь чуждые запреты?

— Это будет происходить медленно. Афганистан сохраняет консервативные традиции. Они блокируют любую попытку модернизации. Для того чтобы выбить из под талибов социальную базу, нужно менять уклад жизни, тогда измениться менталитет. А уклад — не измениться — нет экономических предпосылок.

Все навязываемое сверху сметается. В первой четверти ХХ века там был реформатор Аманула Эмир, он дал рывок Афганистану. Свергли! Второй рывок произошел при короле Захир Шахе в середине прошлого века. Свергли! Еще один рывок — произошел благодаря СССР — все заканчивалось крахом. А все потому, что остается ортодоксальная база.

Можно использовать такую метафору: Афганистан похож на табуретку. Ее можно сломать и тут же легко собрать заново. Получится такая же табуретка. А вот, например, Иран — ушел далеко вперед, это уже не табуретка, а хорошая, красивая мебель со вставками и украшениями. Если сломать, то собрать заново будет трудно…

Впрочем, мы можем увидеть афганских спортсменок выступающих за команды беженцев. Уехали из страны многие, и они вскоре могут получить разрешение на выступление в соревнованиях Международного олимпийского комитета. Но местным талибам от этого — ни жарко, ни холодно, они ведь телевизора не смотрят, и болеть не собираются. По крайней мере, открыто.