Ветераны 1812 года

Ветераны 1812 года

В октябре 1944 года Государственный комитет обороны постановлением № 6784сс объявил призыв новобранцев 1927 года рождения. То был последний, так называемый, военный призыв. Значит, в 2022 году тем, кто дожил, исполнилось 95 лет. Всем им здоровья и ещё многих-многих лет!

Вернувшись из эмиграции, писатель Александр Куприн публикует в советском журнале «Огонёк» свой рассказ «Тень Наполеона». По сюжету, когда в 1912 году в «столичных сферах» приняли решение с размахом отпраздновать 100-летие победы над французами, возникла идея найти ветеранов тех, уже далёких сражений. И с самого верха спускается грозный циркуляр, а ретивые исполнители берут под козырёк: «Ваше превосходительство, не извольте беспокоиться. Самых замечательных стариканов доставим. Они не только Наполеона, самого Петра Великого вспомнят!»

Скоро уездный исправник приводит деда, якобы воочию видевшего Наполеона. А какой он? — интересуются у «очевидца». Ответ про «ампиратора» оказался исчерпывающим: «Ростом с эту берёзу, в плечах сажень с лишком, борода по самые колени, в руках топор огромнейший». Впрочем, организаторы не смутились, решили деда «подучить», а уже после «экзаменов» представить царскому двору.

Вроде, ну какой из Куприна фактолог, писательское ремесло — сочинять. Но в том-то и дело, что рассказ взят с «исторической натуры». Действительно, Николаю II в августе 1912 года в инвалидном домике, расположенном неподалеку от монумента Бородинской битвы, показали участников Отечественной войны 1812 года. «Воспоминания ветеранов» были настолько, как бы поделикатнее — «живописны», что российский император не смог удержаться от улыбки.

Имеется даже фото жителя Ялтуровска (ныне Тюменская область) «Бородинского бойца» Павла Толстогузова. Специально выезжал царский фотограф. Увы, проверка по архивам, выявила: «на французских фронтах» Толстогузов не воевал — постарались чиновники, рьяно выполнявшие распоряжение непременно сыскать «героев 1812 года». А сам он родился, через 5 лет после отгремевших боёв — в 1817 году.

К чему данный экскурс в прошлое? К тому, что ситуация с теми, кого принимают не за тех, вовсе не новая, не «изобретение» к 9 мая. Всякое случалось, вон Хатыньский палач Васюра, скрывший подробности своей биографии и осужденный поначалу лишь за «факт сотрудничества», по амнистии освободился в 1955 году и спокойно просуществовал в Советском Союзе вплоть до 1985 года. Пока к 40-летнему юбилею Победы не затребовал себе Орден Отечественной войны, как «ветеран». Через год на Васюру надели наручники «по вновь открывшимся обстоятельствам».

Читать также:  Молодежь России и Китая: вместе в трудное будущее

Да, могут быть ошибки, причём не обязательно трагические, но и комические с элементом определённой «карнавальности» или возрастных особенностей, когда старый человек искренне возомнит себя «былинным богатырём». Поймём и простим. Пусть себе пройдёт по улице, вряд ли у какого-нибудь правоохранителя поднимется рука за его документами.

Однако официально-протокольные мероприятия и, уж тем более главный парад на Красной площади — категорическое не место «шутковать». Странных персонажей, с россыпью непонятных наград, в чудаковатой форме (9 мая 2022 года — тоже) подмечают уже не первый год. Ладно — возраст, в конце концов, заслуженные люди были и после «военного призыва», пусть на трибунах присутствуют и «молодые».

Только тогда в многочисленных репортажах не следует всех скопом причислять к «ветеранам Великой Отечественной». И аккуратно отфильтровать не слишком многочисленных гостей на настоящих и «прочих», вряд ли сложно для любой спецслужбы. Нет желания, или ещё хуже — ретиво выполняют пожелание, чтоб обязательно «в окружении ветеранов»?

Ряженые среди избранных не только пренебрежение к памяти. Но и огромный минус в воспитательскую карму. Убедительность любой пропаганды зависит от пропорций объективной реальности (назовём её «правдой»).

Допустим, регулярно сообщать 50% условной «правды», заранее обеспечивая репутацию честности с соответствующим авторитетом (от латинского auctoritas — «влияние») на перспективу. Или пребывать «в Нарнии» (не более 15% от «правды») даже тогда, когда в этом нет особой необходимости. По глупости, привычке, перестраховочному шаблону, чтоб лишний раз не волновать, а угождать.

Затребует начальство «ветеранов 1812 года» — пожалуйста, рады стараться, не извольте беспокоиться. Но пусть потом не удивляется, почему, вдруг, «не верят». Совсем «не вдруг». Закончился «авторитет-влияние», просрочен «срок годности».